AquaFlore.RU

Ароидные: от болота до аквариума

Мир алмазной реки

Острова Борнео на современных картах мира вы не найдете. Тем не менее, название это до сих пор частенько мелькает в различных средствах массовой информации. Вероятно, короткое и мягкое в произношении, оно более привычно для слуха европейца, чем длинное и резкое современное “Калимантан”. Зато, если первое название своими корнями обязано султанату Брунея, господствовавшему в северной части острова в XV-XVII веках, то второе имеет более романтичную этимологию. Калимантан в переводе с малайского означает “алмазная река”.

Хотя времена алмазной лихорадки уже давно канули в Лету, остров остается желанным местом для путешественников, туристов и натуралистов. Виной всему своеобразная, нетронутая природа тропических экваториальных джунглей. Нет смысла объяснять читателю журнала “Аквариум”, что порой некоторые “алмазы живой природы” блестят значительно ярче любых неживых сокровищ мира. Когда в ноябре 2012 года мой друг и известный московский аквариумист Константин Пахомов предложил составить ему компанию в путешествии на Борнео, я ответил согласием уже на следующий день. В мечтах была поездка в Камерун, но она постоянно откладывалась из-за отсутствия надежных попутчиков. А тут все складывалось как нельзя лучше, и такой шанс упустить было бы очень обидно. Видимо, того же мнения придерживались и присоединившиеся к нам Михаил Бородин из Мурманска, воронежец Алексей Литвинов и Ольга Ужегова из Казани.

Река Ливагу, гора Кинабау, Сабах

Отправиться на поиски “живых алмазов Борнео” мы решили в конце февраля – к этому времени на острове как раз заканчивается сезон дождей.

Три зимних месяца пролетели незаметно в обсуждениях и планировании поездки. Нам предстояло пройти как стандартными туристическими маршрутами по национальным паркам, так и осуществить несколько самостоятельных выходов в джунгли малазийской части острова[1] в компании местных проводников, предварительная договоренность с которыми была достигнута еще в Москве при поддержке Российского общества любителей аквариумных растений.

Основная цель путешествия заключалась в получении общих представлений о водной и околоводной флоре острова.

Пресноводные ресурсы Борнео – это преимущественно реки, берущие начало в горных хребтах, расположенных, как правило, в глубине острова. Основными источниками их питания являются дождевые или конденсационные воды. В нижнем и среднем течениях реки имеют равнинный характер и впадают в северной части острова в Южно-Китайское море, а на востоке – в море Сулу. Несмотря на достаточно большую протяженность многих крупных рек (500 и более километров) уровень воды в них подвергается значительным суточным колебаниям вследствие приливно-отливных явлений.

Kinabatangan river

В ходе поездки нам довелось побывать в среднем течении реки Кинабатанган в штате Сабах, а также в устье реки Саравак, расположенной в одноименном штате. В обоих случаях на равнинных участках водные растения практически отсутствуют. Берега илистые. В непосредственной близости к ним можно обнаружить лишь заросли тростника или мангровых деревьев. Вода в реке мутная, цвета кофе с молоком, с большим содержанием взвеси из ила и других органических останков, смываемых дождями с тропических лесов.

Sokan river, Kinabatangan area

На удочку, на дождевого червя в качестве наживки, в реке Кинабатанган хорошо ловятся сомики Arius maculatus. Более детального изучения флоры и фауны самих рек мы не проводили из-за опасности нападения морских гребенистых крокодилов. Тем не менее, на свой страх и риск я измерил некоторые параметры воды. Оказалось, что несмотря на большое количество нерастворимых примесей, вода в реках очень мягкая (TDS 34 ppm при температуре 27°С и рН = 6.6,).

Arius maculatus

Тропический лес вдоль большинства крупных рек Борнео является природоохранной зоной. Экзотические пальмы и величественные диптерокарповые деревья, сплошь увитые различными лианами и папоротниками, не оставят равнодушным ни одного натуралиста. В нижнем ярусе из-за нехватки света растительность скудная, в основном нам встречались селагинелла, мелкие фикусы, мхи и отдельные представители семейства Ароидные (Schismatoglottis, Homalomena). Плодородный слой почвы невелик, во влажном и жарком климате все органические останки быстро перерабатываются различными редуцентами.

Тропический лес, Kinabatangan area

Животный мир вблизи реки Кинабатанган очень разнообразен. Передвигаясь на лодке вдоль берега, можно встретить большое количество птиц, грызунов, рептилий и приматов, но все они пугливы в дневное время суток и неохотно позируют перед фотокамерой. При приближении человека стараются спрятаться в глубину леса. Но ничего не поделаешь – мы всего лишь гости в их диком мире, причем незваные.

Alcedo meninting, Kinabatangan area

Ночной тропический лес таит в себе множество открытий для пытливого террариумиста. В это время суток просыпается другой мир, в котором царствуют различные амфибии, паукообразные и насекомые. Достаточно провести одну ночь в джунглях, чтобы понять: основная жизнь в них начинается именно после захода солнца. Лес не замолкает ни на секунду. Животные становятся полноправными хозяевами джунглей и человека уже не боятся.

Philautus sp., Kinabatangan area

Varanus salvator, Kinabatangan area

Резюмируя все выше сказанное, можно сделать вывод, что несмотря на все красоты и притягательность тропического дождевого леса, убежденному аквариумисту на крупных реках Борнео будет скучновато. Но не стоит отчаиваться! Природа этого острова способна удивить даже самого искушенного ценителя.

Schismatoglottis sp., Kinabatangan area

Согласно канонам популярного в последнее время фэнтезийного жанра, все самые красивые драгоценности хранят гномы, живущие в горах. Поэтому на поиски “живых алмазов” мы решили отправиться в предгорья к истокам рек Борнео.

Экосистема горных ручьев и мелких речушек разительно отличается от природы крупных равнинных рек.

Baan Sikog, Sarawak

За счет горного рельефа в нижний ярус тропического леса попадает то количество света, которое нужно для роста разнообразной флоры. Обычно в таких случаях говорят: “Не много и не мало”. При практически полном отсутствии света растения не выживают (такую картину мы видели в равнинном дождевом лесу), а в ситуации, когда света очень много, уменьшается необходимый для вегетации околоводных растений уровень влажности воздуха.

Согласно нашим замерам, освещенность в горных речках колеблется у поверхности воды от 2000 до 20000 лк в зависимости от облачности и времени суток. Продолжительность светового дня составляет 12 ч.

Вода в ручьях прозрачная, с коричневатым оттенком. Быстрые перекаты с небольшими водопадами сменяют участки с размеренным течением, но на всем протяжении подобных водоемов органических отложений в виде ила нет. Дно и берега каменистые. Если отойти от ручья на несколько метров в лес, то становится ясно, что плодородный слой почвы в этих местах также практически отсутствует – он вымывается дождевыми водами. Тем не менее, даже голые камни в таком климате обрастают мхами, папоротниками и другой зеленью настолько плотно, что не сразу и поймешь, на каком именно субстрате процветает все это великолепие.

 Melastomataceae, Bako NP, Sarawak

Среди крупной флоры попадаются ротанги, фикусы, крупные ароидные (родов Colocasia, Schismatoglottis, Aglaonema, Rhaphidophora и др). Также встречаются хищные растения из рода Nepenthes. Особенно необычно смотрятся растущие на грунте кувшинчики Nepenthes ampullaria, напоминающие грибы.

Настоящие же “живые алмазы” Борнео, ради которых, собственно, и затевалась наша поездка, растут непосредственно на камнях у самой воды. Это реофитные ароидные родов Aridarum, Bakoa, Bucephalandra, Ooia, Piptospatha и Schismatoglottis. Все они, за исключением двух последних, являются эндемиками Борнео, и, больше кроме как тут, на всем земном шаре вы в природе их больше нигде не встретите. Растут они обычно группами, приклеиваясь корнями к камням, что позволяет им удерживаться в быстрых водных потоках горных рек.

Как правило, сами растения располагаются выше уровня воды, но во время затяжных дождей оказываются в полностью погруженном состоянии. Влажные от брызг водопадов листья блестят в лучах пробивающегося сквозь кроны тропических деревьев солнца. Созерцая всю эту картину, понимаешь, что правы были древние малайцы, назвав остров “алмазной рекой”.

Если о растениях родов Bucephalandra и Schismatoglottis читатель уже мог получить информацию из предыдущих номеров журнала “Аквариум” (2011/№2 и 2012/№3), то с остальными представителями этой необычной флоры предлагаю познакомиться прямо сейчас.

Начнем с аридарума. Название рода происходит от лат. aridus – сухой и названия другого ароидного – Arum. Из-за недостатка сведений о природных условиях произрастания предполагалось, что аридарумы растут на сухих землях. Хотя, как позже выяснилось, это не совсем так.

Aridarum nicolsonii, Bako NP, Sarawak

В настоящее время род включает 9 видов, и все они эндемики Борнео.

Для аридарумов характерны плоские зеленые листовые пластинки ланцетной формы. Соцветие отличается от буцефаландр формой мужских цветков и отсутствием пластинок, разделяющих женскую и мужскую части початка. Во время поездки, в одном из ручьев национального парка “Бако” в штате Саравак, нам встретился Aridarum nicolsonii.

В этом же парке, у водопада Tajor, мы обнаружили большую популяцию бакоа блестящей (Bakoa lucens). Нетрудно догадаться, что родовой эпитет в этом случае происходит от названия парка. Всего род включает два вида. Листовые пластинки B. lucens более узкие и жесткие, чем у A. nicolsonii. В солнечном свете поверхность листьев бликует, что затрудняет фотографирование. Покрывало соцветия во время цветения открывается не полностью и сохраняется неизменным вплоть до созревания ягод. Початок почти по всей длине с одной стороны сращен с покрывалом.

Bakoa lucens, Bako NP, Sarawak

Вместе с бакоа блестящей в ручье был обнаружен папоротник Dipteris lobbii, внешне напоминающий циперус.

Растение рода Piptospatha встретилось нам в небольшой горной речке в штате Саравак между крупными городами Сериан и Кучинг (местечко называется Baan Sikog). Росло оно небольшими группами в окружении внушительной популяции буцефаландр (B. motleyana). К сожалению, мы увлеклись последними и не уделили должного внимания изучению соцветия пиптоспаты, поэтому не смогли определить ее видовую принадлежность. Судя по литературным данным, в интересующем нас ареале произрастает Piptospatha viridistigma.

Bucephalandra sp., Baan Sikog, Sarawak

Всего же в род входит 10 видов, из которых 8 являются эндемиками Борнео. Название происходит от двух греческих слов: pipto – “падать” и spathe – “покрывало”. И действительно, при цветении соцветие пиптоспат полностью теряет верхнюю часть покрывала, остается лишь нижняя воронка, защищающая будущий плод.

Piptospatha sp., Baan Sikog, Sarawak

Похожие процессы происходят при цветении растений рода Schismatoglottis. Тем не менее, различить их не трудно. Отличительной чертой пиптоспат является ярко-розовая окраска покрывала[2] и наклоненное вниз положение початка на начальной стадии цветения.

Важно заметить, что все вышеописанные растения попадались нам на небольших высотах над уровнем моря (до 500 м) и вода в местах их обитания была достаточно теплой (25–27°С). Тем не менее, реофитные ароидные встречаются и в ручьях на склонах более высоких гор.

В штате Сабах в районе горы Кинабалу мы обнаружили большую популяцию растения Ooia kinabaluensis на высоте 1500 м. Несмотря на то, что воздух в этом месте прогревался до 28°С, температура воды в ручье не превышала 18°С.

Род Ooia состоит всего из двух видов и морфологически очень близок к Piptospatha, отличаясь лишь полностью сохраняющимся покрывалом соцветия на протяжении всего срока цветения и плодоношения. Научное описание он получил совсем недавно – в 2010 г.: известный специалист по ароидным Юго-Востосточной Азии П. Бойц (P. Boyce) назвал новый род в честь своего студента Ooi Im Hin, который занимался изучением процессов опыления этих растений. Вот уж достойная награда!

Ooia kinabaluensis, Sabah

В исследованных нами горных биотопах прослеживается очень интересная особенность: в каждом ручье преобладает лишь какой-то один род ароидных, рядом с ним могут в небольшом количестве сосуществовать представители других родов. Но нигде мы не видели, чтобы вместе произрастали разные виды, принадлежащие к одному и тому же роду. Получается, что в том или ином конкретном ручье в течение сотен лет сформировалась своя географическая раса одного вида. Многолетнее внутривидовое скрещивание способствовало индивидуальному эволюционному развитию. Некоторые виды являются эндемиками лишь одного ручья или речки и больше нигде не встречаются. Вероятно, опыление большинства обсуждаемых нами растений осуществляется жуками, которые не способны перемещаться на большие расстояния и способствовать смешению генофонда.

Другой заслуживающий обсуждения аспект жизнедеятельности реофитных ароидных – это их питание. Даже беглого взгляда на места естественного обитания (или хотя бы на их фотографии) достаточно, чтобы заметить: в самой воде, по дну рек, высших растений здесь нет, хотя глубина подобных водоемов в некоторых местах не превышает и 20 см. Лишь в русле одного из ручьев парка “Бако” нам встретились Utricularia и Eriocaulon, но есть подозрения, что в более сухое время года этот ручей почти полностью пересыхает.

На мой взгляд, можно выделить несколько причин скудности водной растительности в самих горных речках. Начать стоит с уже упомянутых отсутствия питательного субстрата и высокой скорости течения. Но в этой связи отмечу, что реофитные ароидные в ходе эволюции научились не только закрепляться на голых камнях, но и удерживать корнями некоторое количество детрита.

Другая причина заключается в параметрах воды. Во-первых, она очень мягкая (TDS в исследованных нами ручьях колеблется в пределах 15–35 ppm), что лишний раз свидетельствует о дождевом характере питания подобных водоемов. Во-вторых, значения водородного показателя (рН) иногда достигают совершенно удивительных величин. Так, в парке “Бако” на экране рН-метра мы увидели цифры 3.5–4.0. Известно, что при такой кислотности воды у растений нарушается ионный обмен, что препятствует их нормальной вегетации. В речках в окрестности Сериана и горы Кинабалу рН принимал более привычные значения: 5.0–6.5.

Одна из самых сложных задач, которые стоят перед аквариумистом, - это обеспечение для своих питомцев оптимальных условий существования. Не всегда это получается сделать в рамках общего аквариума, но знание и понимание функционирования природных биотопов позволяют объяснить многие неудачи. Реофитные ароидные Борнео являются сравнительно новыми растениями для российских любителей и открывают широкое поле для различных экспериментов.

Надеюсь, что полученная нами информация будет полезна почитателям флоры этого удивительного острова и поможет сохранить блеск “живых алмазов” в аквариумах на долгие годы.

В заключение я хочу вкратце рассказать о животном мире горных речек Борнео. Крупных животных в этой части своей поездки мы не встречали. По берегам ручьев в изобилии попадаются различные пауки, кивсяки и лягушки. В воде почти везде обитают бесцветные креветки неизвестного мне вида. В окрестностях Сериана в ручье плавало множество мелких карповых, в том числе и барбусов. В парке “Бако” сачком удалось поймать петушков Betta ibanorum. Так что для любого любителя природы в этих местах найдется занятие по душе.


[1] Помимо Малайзии часть территории острова принадлежит Брунею и Индонезии, но именно современные малазийские штаты Сабах и Саравак являются наследниками былого величия султаната Брунея, а впоследствии и английской колонии Северное Борнео. С этой точки зрения в рамках данной статьи будет правильнее называть остров по-старому.

Вы здесь: Главная Путешествия Мир алмазной реки