AquaFlore.RU

Ароидные: от болота до аквариума

Кувшинки Квинсленда: жизнь среди смерти

Обычно говоря о растениях, мы подчеркиваем их особенности строения или красоту соцветий, которые остаются в наших воспоминаниях. Но существуют и более редкие ассоциации. В частности, такие нежные цветы, как белые кувшинки, навсегда останутся в моей памяти связанными с некоторыми особенностями животноводства в Австралии. Хотя казалось бы это совершенно несвязанные вещи, вся череда событий, о которых я хочу рассказать в этой заметке, была не случайна. Австралия занимает второе место в мире (после Бразилии) по экспорту говядины; годовой доход от этой деятельности составляет около 1 млрд. австралийских долларов. В тоже время, только в одном австралийском штате Квинсленд произрастает 16 видов кувшинок (род Nymphaea) из пятидесяти известных.

В австралиском штате Квинсленд обитает 16 представителей рода Nymphaea или по простому - водных кувшинок. Очень часто их можно встретить в прудах на пастбищах крупного рогатого скота. При этом в Австралии специфическое отношение к трупам животных - их не убирают, что делает места обитания кувшинокочень специфическими.

Во время своего путешествия из города Кэрнс к оконечности полуострова Кейп-Йорк по дороге Peninsula Developmental Road мы с супругой наблюдали небольшие пруды заросшие кувшинками. Трудно сказать, какое эти водоемы имеют происхождение (естественные или созданные человеком), но почти во всех случаях они располагались на огороженных пастбищах крупного рогатого скота, которые были не всегда благополучны. Но обо всем по порядку…

Коровы коровами, но в большей степени нас все же интересовали кувшинки, видовую принадлежность которых оказалось не так просто определять. Поэтому все видовые названия я буду приводить с приставкой cf., что означает “похожий”. Первый раз мы остановили свою машину на обочине дороги недалеко от городка Лейкленд (Lakeland). У небольшого водоема стояло стадо коров. Раем для животных это место назвать трудно – сухая земля и полностью выжженная солнцем растительность. Но хотя бы есть вода! Примерно половина площади водной глади покрыта листьями кувшинки, среди которых удалось обнаружить несколько соцветий. Уподобляться коровам и заходить в воду мы не стали, а лишь ограничились несколькими фотографиями с берега.

Начало ноября - конец сухого сезона на севере Австралии. Трава вся выжжена солнцем и коровы стараются держаться вблизи водоемов. Пруд на пастбище недалеко от городка Лейкленд (Lakeland) на полуострове Кейп-Йорк.

Я не большой специалист в нимфеях, вернее даже вовсе не специалист, но любознательность все же победила во мне лень, и я на днях обложился многочисленными определителями и первоописаниями. Однако большой уверенности во мне это не прибавило. Тем не менее, я попробую. Данное растение мне показалось похожим на кувшинку фиолетовую (Nymphaea cf. violacea), поскольку лепестки соцветия имеют остроконечную форму и слабый фиолетовый оттенок, а также согласно данным департамента окружающей среды и науки Квинсленда она должна встречаться в этом регионе. Интересно, что корневище, цветы и семена этой нимфеи съедобны и австралийские аборигены раньше использовали их в пищу.

В пруду у Лейкленда росла, по всей видимости, Нимфея фиолетовая (Nymphaea cf. violacea). Оказалось, что определять кувшинки по фотографии сделанной с нескольких метров очень трудно, поскольку в видоопределяющих признаках часто числятся такие детали, как например, длина тычиночных нитей и прочее.

Проехав по дороге еще порядка 100 км на север, мы приблизились к бассейну реки Ханн (Hann River). Не доезжая самой реки, я опять заметил вдалеке небольшой пруд. В этот раз, чтобы добраться до водоема пришлось перебраться через заграждение из колючей проволоки. Внутри медленно бродили коровы, некоторые лежали, от других остались уже лишь одни кожа и кости. На противоположном берегу труп коровы доедала стая диких свиней (Sus scrofa), еще один валялся в воде на мелководье раздувшись пригреваемый лучами солнца. Кроме животных кругом не души. Если сказать, что в воздухе стоял запах смерти, то это все равно, что ничего не сказать. Воняло жутко!

Коровы на пастбище. Очевидно, что животные голодают. Отойдя от пруда на несколько метров вы уже не найдете ни одного зеленого листочка. Все уничтожено засухой. Hann River area, Queensland, Australia.

Австралийцы не убирают трупы животных. Это касается сбитых на дорогах кенгуру и умерших своей смертью коров на пастбищах. На жарком солнце труп постепенно превращается в груду костей покрытых кожей. Квинсленд, Австралия.

Дикие свиньи (Sus scrofa) доедают труп коровы. Свиньи поселились на севере Австралии одновременно с приходом первых европейцев. Домашние свиньи часто сбегали от своих хозяев, и затем образовав крупные популяции одичали. Т.е. предками современных австралиских дикех свиней являются обычные домашние свиньи.

Труп коровы тухнет и гниет непосредственно в воде, которую пьет оставшееся стадо. Есть вероятность, что гибель животных вызвало маленькое растение растущее в воде - Марсилия Друммонда (Marsilea drummondii). Растение ядовито, но коровы могли его съесть из-за отсутствия другой пищи.

Тем не менее, водоем оказался интереснее предыдущего. Во-первых, по всему водоему цвела нимфея с закругленными лепестками. Под этот образ подходило два варианта – Кувшинка темнеющая (Nymphaea cf. atrans) и Кувшинка неизменчивая (Nymphaea cf. immutabilis). Оба вида очень похожи, но у первого чашелистники и лепестки темнеют в процессе созревания, у второго – окраска остается неизменной. Поскольку у всех соцветий лепестки были чистого белого цвета, я остановился на последнем варианте – Кувшинке неизменчивой (Nymphaea cf. immutabilis).

Пруд в районе реки Ханн является местом обитания Кувшинки неизменчивой (Nymphaea cf immutabilis). Видовое название растения обязано тому, что лепестки соцветий не изменяют свой цвет во время созревания. Hann River area, Cape York Peninsula, Peninsula Developmental Road.

Во-вторых, в этом водоеме было обнаружено еще одно водное растение – папортник Марсилия Друммонда (Marsilea drummondii). Аборигены в марсилии также нашли пользу для себя, они едят ее спорангии после длительной термообработки. Все части растения в сыром виде содержат фермент, употребление которого может привеcти к острому дефициту витамина В1 и смерти. В периоды наводнений марсилия способна в кратчайшие сроки заселять большие площади пастбищ. После схода воды зеленый покров “четырехлистника” некоторое время сохраняется, что часто приводит отравлению и гибели травоядных животных. Трудно сказать, что привело к гибели коров в нашем случае, возможно, банальный голод, но принципы ведения хозяйства местными фермерами обескураживают.

Марсилия Друммонда (Marsilea drummondii) - еще одно растение, которое австралийские аборигены научились использовать в пищу. Интересно сколько "шишек" они набили прежде чем догадались, что его обязательно подвергать термообработке. Ведь в сыром виде марсилия может вызывать дефицит витамина В1 и смерть. По некоторым версиям, именно марсилию причисляют к основным причинам гибели некоторых экспедиций в Австралию в начале 19 века.

Еще с одной интересной кувшинкой Квинсленда – нимфей Эллен (Nymphaea elleniae) – вы можете познакомиться в статье “Цикногетон сомнительный (Cycnogeton dubius) – история одной фотографии”.

Литература:

  1. Jacobs S.W.L. 1992. New species, lectotypes and synonyms of Australasian Nymphaea (Nymphaeaceae). – Telopea 4: 635–641.
Вы здесь: Главная Прочие растения Кувшинки Квинсленда: жизнь среди смерти