AquaFlore.RU

Ароидные: от болота до аквариума

Суматра: по разные стороны от Экватора

Индонезийская Суматра является шестым по размеру островом в мире, вся территория которого располагается в экваториальной зоне. Нулевая параллель пересекает его почти посередине. Несмотря на то, что в результате сельскохозяйственной деятельности человека девственных лесов здесь осталось не так много, остров по-прежнему является настоящей кладовой эндемичной тропической флоры и фауны.

Название острова Суматра происходит от санскритского слова "Samudra", означающего "море" или "океан".

С 13 по 26 октября наша бесстрашная команда в составе двух человек предприняла попытку изучить природные богатства Суматры с разных сторон. Для этого мы посетили дикие и малодоступные джунгли на севере острова, а затем посредством двух авиаперелетов и длительного автопробега пересекли экватор и исследовали бесконечные плантации масличных пальм (Elaeis guineensis) и гевеи бразильской (Hevea brasiliensis) в южном полушарии.

Подробнее: Суматра: по разные стороны от Экватора

Китайские записки: чудеса света Шэньчжэня

Сегодня замечательный день – нашему сайту исполняется 5 лет. Уже 1825 дней или 43800 часов мы знакомим вас с удивительным миром растений семейства Ароидные (Araceae), а также рыбками и другими обитателями тропиков. В связи со столь знаменательным событием, я решил рассказать вам о чудесах света китайского города Шэньчжэнь (Shenzhen). Именно в этом мегаполисе, расположившемся в тропической зоне на берегу Южно-Китайского моря, в 1993 году был основан парк “Window of the World”, главными достопримечательностями которого являются копии всемирно известных построек, например, Эйфелевой башни, Биг-Бена, египетских пирамид, и даже московского мавзолея!

Несмотря на то, что китайский Шэньчжэнь (Shenzhen) является крупным мегаполисом с численностью населения более 12 млн. человек, он находится в тропической климатической зоне и окружен дождевыми лесами.

Я уверен, что вы уже зажгли камин, расположились в кресле поудобнее и настроили монитор вашего компьютера поярче, чтобы не упустить ни одной детали этого удивительного приключения. Я же тем временем зашел в вестибюль ближайшей станции шэньжэньского метро и купил билет до заветного парка стоимостью 18 юаней (примерно 2.5 долларов США). Поскольку предстояло проехать 24 станции, решил попусту не утомлять организм и уселся на скамейку в вагоне быстро подошедшего поезда. Далее произошло что-то невероятное…

Подробнее: Китайские записки: чудеса света Шэньчжэня

Китайские записки: на окраинах древнего Тайюаня

В этой части своих китайских заметок я хочу рассказать о самом крупном парке города Тайюань (столицы провинции Шанси) – парке Инцзэ (Yingze Park). Сам город был основан около 500 лет до н. э. Я – не большой знаток китайской истории, но меня всегда удивляли фразы “расцвет провинции наступил во время правления династии такой-то…” В действительности, расцвет китайского государства начался с середины прошлого века, с момента провозглашения Китайской Народной Республики, когда уже никаких династий не было. Именно в этот период началось строительство современных городов и инфраструктуры. Революция коснулась и парка Инцзэ.

Парк Инцзе (Yingze park) в центре города Тайюань. Трудно поверить, что еще 100 лет назад это живописное мето было окраиной города и скорее напоминало помойку. В настоящее время здесь разбита сеть прудов, среди которых разбиты сады и построены храмы.

Во время правления династии Цин (1636 – 1912) территория парка находилась за пределами города и представляла собой мрачной место. Здесь, за южными воротами, казнили людей и тут же их хоронили. Небольшое озерцо, образовавшееся во время паводка на реке Фэньхэ (Fenhe River), жутко воняло и являлось источником множества москитов и прочих насекомых.

Подробнее: Китайские записки: на окраинах древнего Тайюаня

Китайские записки: в каменных оковах Фэньхэ

Река Фэньхэ (Fenhe River) является вторым по размеру притоком Хуанхэ и в основном протекает по территории китайской провинции Шанси (Shanxi). Считается, что именно здесь зародилась китайская цивилизация. В наше же время, долина реки скорее претендует на звание “конца человеческой цивилизации”. Причиной тому является неблагоприятная экологическая обстановка, вызванная большим количеством сбрасываемых отходов тяжелой промышленности и негативным влиянием многолетнего использования химических удобрений для ведения сельского хозяйства в пойме реки. В столице провинции городе Тайюане (Taiyuan) река закована в бетонные берега, а само русло разделено на несколько потоков, через которые происходит очистка вода. Но не смотря на все старания местных экологов, вода в реке мутная и имеет неприятный запах. Тем не менее, даже в таких условиях я попытался найти здесь что-то природное и естественное.

 Фэньхэ (Fenhe River) - приток Хуанхэ. В черте города Тайюань, который сравнительно небольшой по китайским меркам (порядка 4 млн. жителей), но все равно впечатляет своими небоскребами.

Само по себе самостоятельное путешествие по северному континентальному Китаю связано с огромным количеством проблем. Незнание английского языка местным населением, все указатели (включая название остановок общественного транспорта) приводятся только на китайском языке, отключение на территории страны такой важной поисковой системы, как Google, а также банковских платежных систем Visa и MasterCard…

Подробнее: Китайские записки: в каменных оковах Фэньхэ

По дороге в Дейнтри или мир, где манго падает с дерева

Перед тем как отравится в дальний путь к псевдомугилам,  мы проехали на север от города Порт-Дуглас к национальному парку Дейнтри (Daintree Rainforest), который занимает площадь около 1200 км2. Этот тропический парк внесен в Список всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Здесь можно увидеть несколько водопадов, мангровые заросли и громадных индюков - казуаров, бороздящих просторы леса, а также пройти по нескольким тропам, оборудованным специальными дорожками. Но и по пути в парк мы открыли для себя много нового и неожиданного. Дорога проходила по побережью океана и среди гор. Мы останавливались почти у каждого интересного, в плане аквариумной рыбалки, водоема. В основном это были те же небольшие лужи, в которые втекали ручейки и вытекали, стремясь в океан.

Равнинные участки чередующиеся с невысокими горами - типичная картина для северо-восточного побережья Австралии. Параллельно дороге, повторяющей береговую линию континента, в нескольких десятках километров в океане проходит знаменитый Большой барьерный риф.

Остановившись у одной лужи, мы увидели красивого белого какаду, сидевшего на земле. Оказалось, что он лакомился упавшими манго, коих тут было большое количество. Такие манго у нас редко встретишь в продаже – маленькие, зеленые и очень сладкие. Но в начале – рыбалка!

Подробнее: По дороге в Дейнтри или мир, где манго падает с дерева

По следам капитана Кука

Время является удивительной субстанцией. Любой один и тот же промежуток времени может иметь совершенно разное значение для человека в зависимости от того, с какой стороны его оценивать. К примеру, что такое 250 лет? В рамках человеческой жизни это огромный промежуток времени, за который сменится около десятка поколений. В тоже время с позиции эволюции животного и растительного мира это микроскопическая величина, которой можно пренебречь. Все это позволяет нам сейчас посмотреть глазами наших предков на окружающий мир, который за это время практически не изменился. Именно почти 250 лет назад в 1770 году к восточному побережью Австралии подошел знаменитый английский корабль “Индевор”, возглавляемый капитаном Джеймсом Куком. До этой экспедиции европейцы не знали о зеленом континенте почти ничего. Участники этого кругосветного путешествия явили миру множество открытий. В частности, именно члены команды Джеймса Кука оказались первыми “белыми” людьми, которые увидели кенгуру. Произошло это в окрестностях нынешнего Куктауна, где англичане были вынуждены ремонтировать свой корабль после столкновения с одним из участков Большого Барьерного Рифа, предательски раскинувшего свои отмели в нескольких километрах от береговой линии почти всего восточного побережья материка. Сама катастрофа произошла напротив небольшого мыса, который теперь носит название “Cape Tribulation”, что в переводе с английского означает “Мыс несчастий”. Согласно путевым запискам Джеймса Кука именно с этого места экспедицию, из которой лишь немногие вернулись в Англию живыми, начали преследовать неудачи.

Национальный парк Дейнтри расположен вдоль восточного побережья Австралии. По территории парка протекает одноименная река, которая впадает в Коралловое море. Назван идин из самых известных дождевых лесов в честь австралийского геолога Ричарда Дейнтри (Richard Daintree), имя которого непосредственно связано с золотой лихорадкой охватившей зеленый континент в 19-м веке.

Не веря в предрассудки, мы с женой решили тоже открыть для себя Австралию и в конце октября 2018 года отправились на арендованном автомобиле к мысу Cape Tribulation из расположенного в 140 км к югу курортного городка Кэрнс. Дорога пролегала через территорию одного из самых древних на планете дождевых лесов Национального парка Дейнтри (Daintree Rain Forest), что позволило нам в полной мере познакомиться с первозданной флорой северо-востока Австралии.

Подробнее: По следам капитана Кука

Вьетнамские записки юного герпетолога и энтомолога

Прилагательное «юный» в заголовке данной заметки вовсе не характеризует мой возраст, а скорее относится к глубине моих познаний в области зоологии насекомых, амфибий и рептилий. В связи с этим заранее прошу куда более опытных коллег покорнейше простить меня за какие-то неудачные выражения или вовсе полную чушь, которые могут непреднамеренно оскорбить ваше почтеннейшее сознание со страниц нашего сайта. Итак, дело было во Вьетнаме, а точнее – на острове Фукуок. Это было уже не первое мое посещение тропических лесов экваториального пояса, причем до этого я оказывался значительно ближе к нулевой параллели, чем сейчас. Разве что большинство филиппинских остров расположены на той же самой широте, но на этом все сходство этих регионов заканчивается. В отличие от последних, джунгли Фукуока оказались куда более открытыми для натуралиста и совершенно не скрывают своих «живых сокровищ».

Туризм на вьетнамском острове Фукуок начал развиваться совсем недавно. До этого эта территория считалась природоохранной зоной, что позволило сохранить природу острова до наших дней.

Начну со своих детских воспоминаний. В средней школе у некоторых ребят из класса были засушенные экземпляры жуков-оленей или жуков-носорогов, привезенные из поездок на юг. А я на юг в то время не ездил (каникулы проводил у бабушки в деревне в Республике Коми), и поэтому жутко завидовал своим одноклассникам. Кедровые шишки были никому не интересны, хотя и за ними я лазил с огромным энтузиазмом. В первый же день пребывания на острове у небольшой дорожки в лес был найден самец жука-носорога алломирина Давида (Allomyrina davidis). Скорее всего, жук умирал своей смертью, поскольку был малоподвижен. Взяв насекомое в руки, с усмешкой вспомнил детские обиды. Каким удивительным образом меняется восприятие окружающего мира: что было ценным 30 лет назад, теперь уже совершенно тебе не нужно.

Подробнее: Вьетнамские записки юного герпетолога и энтомолога

Барклайя длиннолистная (Barclaya longifolia): экспедиция одного острова

Небольшое племя древних кхмеров вынуждено было прервать свою привычную жизнь, состоящую преимущественно из сбора кокосов и ловли рыбы, и собраться на военный совет. Разведка донесла, что на северо-востоке острова причалило больше десятка лодок с вьетнамцами. Смеркалось, воздух стал наполняться приятной прохладой, но на душе у соплеменников покоя не было. Уже утром им нужно будет встать на защиту своей родины, и для многих из них это утро может оказаться последним в жизни. План оборонительных заграждений составлен, но прежде чем лечь спать, вождь должен был получить благосклонность божества Шивы, которое вместе с воинами встанет на защиту родного дома и острова от чужеземного вторжения. Вождя в племени звали Фирун. Следуя по песчаному руслу ручья и удаляясь от побережья, он пытался осмыслить все предыдущие столкновения с завоевателями-неудачниками. Обеспокоенное сознание успокаивали воды ручья, вскормившие и охранявшие его предков на протяжении многих сотен лет. Достигнув сердца джунглей, великий воин остановился посреди небольшой заводи и вознес руки к небу в мольбе. Его ноги ласкали зеленые языки холодного пламени, которые отдавали серебристым блеском в лунном свете, пробивающимся сквозь кроны деревьев…

Барклайя длиннолистная (Barclaya longifolia) в ручье на острове Фукуок (Phu Quoc). Пучки ланцетных листьев, раскачивающиеся в быстротекущем потоке воды, напоминают языки пламени.

В эту ночь или похожую ночь тысячелетием позже вьетнамцам все же удалось завоевать остров Фукуок (Phu Quoc), а “холодные языки пламени” листьев Барклайи длиннолистной (Barclaya longifolia) украшают этот райский уголок нашей планеты и по сей день.

Подробнее: Барклайя длиннолистная (Barclaya longifolia): экспедиция одного острова

В биотопе криптокорины пурпурной (Cryptocoryne ×purpurea)

Первый день наших приключений на железном коне вокруг Малаккского полуострова начался довольно рано, но когда мы доехали до первых доступных для облова водоемов, солнце уже палило так, что через 3 минуты мы отчетливо начали чувствовать близость экватора всей поверхностью своей кожи, не защищенной одеждой. Но шило не давало нам усидеть на месте и мы, ругаясь, начали ловить рыб. Первым в наших уловах стал маленький гурами, вероятно – ворчащий. Вслед за ним попалось несколько похожих экземпляров немного крупнее. А в соседней луже, берущей начало из этого же ручья, с коричневой водой и вовсе редкая удача – крупный экземпляр гурами обыкновенного (Trichogaster trichopterus) и его малек.

 В небольшой речке пересекающей автомобильную дорогу был выловлен гурами обыкновенный (Trichogaster trichopterus). В лучах солнца на серебристом теле рыбы почти не видны характерные для этого вида темные пятна, поэтому такой улов легко спутать с гурами жемчужным. Штат Малакка, Малайзия.

Там же была поймана расбора элегантная (Rasbora elegans) и прозрачная крупная креветка (Macrobrachium sp.). После этого, немного удовлетворив ихтиологическое любопытство и изрядно поджарившись под палящим солнцем, мы отправились на поиски криптокорин, наслаждаясь прохладой кондиционируемого салона.

Подробнее: В биотопе криптокорины пурпурной (Cryptocoryne ×purpurea)

Кровавое малазийское утро 16 июля 2017

“Кровожадно вопия,

Высунули жалы -

И кровиночка моя

Полилась в бокалы.

Погодите - сам налью, -

Знаю, знаю - вкусная!..

Нате, пейте кровь мою,

Кровососы гнусные!”

В.С. Высоцкий

Я давно подозревал, что в определенном месте моего организма присутствует шило, причем, если дело касается криптокорин, то оно обязательно найдет каких-нибудь приключений именно на это место. Прологом к малазийскому триллеру послужил наш c женой вечерний визит к воротам заповедника Panti Bird Sanctuary в штате Джохор. Дорогу внутрь преграждал недавно покрашенный беленький шлагбаум, закрытый на надежный замок. Ни единой души в соседней сторожке. Заходящее солнце стремительно падало в объятия тропического леса на горизонте. Место явно заколдованно, поскольку именно с этого белого шлагбаума уже начинались две наши предыдущие истории (см. “Призрак лагенандры в Юго-Восточной Азии” и “Брызгуны и прыгуны Большой реки”). И наконец, предлагаю вашему вниманию заключительную часть этой трилогии, в которой на сей раз речь пойдет о криптокоринах.

Дом птиц (Panti Bird Sanctuary) уже закрыт для посещения несколько лет. Тем не менее, лес заповедника до сих пор хранит множество тайн природы, одна из которых - криптокорины.

“Panti” в переводе c малайского означает “Дом”. “Panti Bird” - “Дом птиц.” Казалось бы, очень простое название, но есть в этом что-то созвучное с рассказом “Дети кукурузы” Стивена Кинга. Шлагбаум манил меня, взгляд пытался просверлить темную пелену тропического леса, начинавшегося почти сразу за этой преградой. Из литературных данных было известно, что в ручьях заповедника обитают криптокорины. С трудом преодолев это сверхъестественное притяжение, я сел обратно за руль арендованного “Протона”. Ночевали мы в городе Kota Tinggi, расположенном в 20 км от заповедника. Ночью не спалось, и уже с первыми лучами восходящего солнца я отправился в направлении волшебного шлагбаума, оставив супругу отдыхать в отеле.

Подробнее: Кровавое малазийское утро 16 июля 2017

Вы здесь: Главная Путешествия