AquaFlore.RU

Ароидные: от болота до аквариума

Сестры Меебольди

Наступил март, слышна капель. Первый раз после долгой зимы я спешу на дачу. Сразу после приезда затапливаю печь в доме, который за зиму остыл и набрал много влаги. Находится в нем неприятно, поэтому первое время провожу на улице, греясь под лучами весеннего солнышка. Тем временем языки пламени в топке печи делают свое дело, стены дома набирают столь желанное тепло. Но происходит это очень медленно, и только через 3-4 часа можно попробовать снять шапку с курткой и выпить первую чашку чая. Весь этот знакомый многим ритуал напоминает мне акклиматизацию вновь приобретенных аквариумных растений. Редко какой экземпляр способен показать себя во всей красе сразу после посадки. Ему потребуются ваши забота, внимание и знания, чтобы пережить все невзгоды. И не сомневайтесь, почти любое растение впоследствии проявит благодарность, продемонстрировав все свои лучшие качества.

Моя история началась во время, когда зима только еще начинала вступать в свои права – в декабре. Скучая, я решил позвонить куратору отделения водных и прибрежных растений Главного ботанического сада в Москве В. Шелейковскому. Мне было интересно узнать, как чувствуют себя некоторые виды анубиасов, которые я передал в оранжерею в предыдущие годы. Но вместо этого услышал: “Дима, приезжай. Цветут лагенандры!”

meeboldii red 124

К представителям рода Lagenandra у меня всегда было отношение особое. Несмотря на близость этих растений к таким завсегдатаям аквариума, как криптокорины и анубиасы, мои предыдущие попытки приучить их к субмерсным условиям неизбежно заканчивались неудачей. Да и в теплицах в соседстве с анубиасами лагенандры выглядели блекло. Тем не менее я принял приглашение куратора и уже следующим утром отправился в Ботанический сад.

И не прогадал. Цветение лагенандр – зрелище изумительное, фантастическое и величественное. Морфологически соцветия очень похожи на генеративные органы криптокорин и состоят из початка, скрытого от стороннего наблюдателя во внутренней камере покрывала. Я выделяю лишь два основных отличия. Во-первых, у лагенандр на початке присутствует несколько рядов женских цветков (исключение составляет Lagenandra gomezii.), в то время как у криптокорин лишь один ряд.

Второе несовпадение заключается в чуть иной форме верхней части покрывала. Вместо “криптокоринового” лимба у лагенандр присутствует почти полноценная вторая камера, которую венчает своеобразный длинный ус. Помимо прочего, соцветия лагенандр имеют внушительные размеры, что и придает им неповторимый шик. Так, увиденное мною соцветие L. ovata (Лагенандра яйцевидная) было в высоту более 15 см! И это без учета цветоноса! Напоминая свечу, оно возвышалось над водной гладью бассейна, но все равно оставалось в тени огромных листьев растения.

ovata

Помимо “оваты” в этот день в оранжерее также цвели L. koenigii, L. lancifolia и L. meeboldii. В. Шелейковский считает, что толчком к столь массовому цветению послужило увеличение продолжительности светового дня. Хотя длинные дни не характерны для декабря, бóльшую долю светового потока в оранжерее обеспечивают искусственные источники, которые почти все лето и осень не работали из-за ремонтных работ.

lancifolia

Лагенандры в ботаническом саду выращивают в глубоких (до 25 см) пластиковых ящиках с торфом и небольшим количеством биогумуса (в чистом виде он может вызывать ожоги корневой системы растений и приводить к их гибели). Ящики устанавливают либо на дно бассейнов, либо по бортикам. В последнем случае требуется регулярный – раз в неделю – полив.

Всего в род Lagenandra входит 15 видов. Полный их список, а также обзор тех, что культивируются в России, был опубликован на страницах журнала в 2005 году (см. “Аквариум” №6/2005). С тех пор, насколько мне известно, состав рода не изменился. И все же трудно не упомянуть один из интереснейших фактов истории этих растений.

Оказывается, первое изображение лагенандры было опубликовано еще в 1692 году в книге “Малабарский сад”. Автор издания – голландский натуралист, губернатор Малабара Hendrik Adriaan van Rheede tot Drakenstein. На пожелтевшей за несколько веков странице мы видим совершенно фантастический рисунок неизвестного на то время растения. Сплетение корней и соцветий напоминает гигантского осминога, уносящего на спине чью-то лодку (срезанный лист). Если учесть, что территорию Малабара с одной стороны омывали воды Индийского океана, то подобные ассоциации не кажутся совсем безосновательными. В настоящее время в малабарской Karin-pola многие аквариумисты без труда узнают лагенандру яйцевидную, но с момента публикации Рида прошло 150 лет прежде, чем род этих растений получит свое нынешнее название.

Karin pola

“Крестным отцом” рода стал английский ботаник N. Dalzell. При описании L. toxicaria в 1852 году он отметил: ”Пыльники не похожи ни на что, виденное мною ранее у растений семейства Ароидные: вместо открытых пор, каждая камера снабжена длинной стройной трубочкой, которая напоминает горлышко древнего сосуда. Это сходство и легло в основу родового названия” (перевод с англ. А.Григорова).

У меня эта трактовка вызывает много вопросов. Ведь у криптокорин мужские цветки устроены точно таким же образом, и Dalzell к моменту написания своей статьи знал о существовании этого близкого рода (он был описан еще в 1828 году). Но это все уже давно стало историей, поэтому предлагаю вернуться в наше время.

Находясь под впечатлением от созерцания соцветий лагенандр, я решил непременно завести эти растения у себя дома.

Выбор пал на лагенандру Меебольда (L. meeboldii). На мой взгляд, это самый красивый представитель рода. Небольшой кустик с овальными листьями красно-коричневого цвета с фиолетовым отливом не оставит равнодушным ни одного любителя живой природы. При этом матовая поверхность словно сшитых из бархата листовых пластин ставит под сомнение возможность успешного культивирования этой лагенандры в акваруиме. Однако погруженный под воду небольшой отросток поначалу опровергал все мои самые пессимистические опасения.

С завидной регулярностью – раз в две недели – кустик давал по новому красному листу. Старые листья, выращенные еще в эмерсных условиях, также выглядели более чем достойно. Никаких проявлений криптокориновой болезни не наблюдалось, и даже сильно травмированная анциструсом листовая пластина не спешила уйти в небытие.

Но радость моя была не долгой. Через 3 месяца кустик стал мельчать, каждый новый лист имел все меньшие размеры. Таяло и корневище. Скорее всего, именно оно обеспечивало первоначальный быстрый рост, а само растение так и не освоилось самостоятельно ассимилировать питательные вещества из воды аквариума.

Надежду на удачный исход экспериментов с лагенадрами вернул мне липецкий аквариумист А. Григоров. Он привез из Австрии два кустика лагенандры Меебольда. С первого же взгляда стало ясно, что они были выращены в аквариуме! Другая особенность заключалась в том, что кустики были разного цвета. Растение с красными листьями знакомо отечественным аквариумистам еще с 80-х годов прошлого века. Второе имело более вытянутые в длину листовые пластины и насыщенную зеленую окраску. Конечно, это еще не означало, что экземпляры относятся к разным видам. Возможно, они просто были выращены в разных условиях. К тому же на корневищах обоих розеток присутствовали катафиллы. Этот редкий для аквариумной флоры орган, предназначенный для защиты от механических повреждений молодых листьев, подробно обсуждался в статье о Schismatoglottis roseospatha (“Аквариум” №2/2011).

meeboldii

Кустик зеленого растения я передал в опытные руки В.Шелейковского. Вскоре выяснилось, что зеленая окраска листьев у новой лагенандры сохраняется. Более того – по прошествии полугода растение зацвело. Морфологически соцветие не отличалось от красной формы лагенандры Меебольда за исключением колера женских цветков. Цвет пестиков соответствовал окраске листьев.

meeboldii infloresc

Что же из себя представляет зеленая форма – очередной продукт селекции или природная вариация? Чтобы ответить на этот вопрос обратимся опять к научной литературе. В 1908 году в индийском штате Карнатака немецкий ботаник A. Meebold собрал растение, которое в 1920 году другой немец А. Энглер (A. Engler) описал как Cryptocoryne meeboldii. Не трудно догадаться, что видовой эпитет был дан в честь сборщика. А вот отнесение к роду Cryptocoryne оказалось явно ошибочным. Энглер перепутал число рядов женских цветков на початке с их общим числом. Досадную ошибку исправил в 1936 году англичанин C.E.C. Fischer, переведя “меебольду” в род Лагенандра. В ревизии рода (H.C.D. de Wit, 1978 год) указано, что L. meeboldii даже в пределах небольших ареалов обитания может встречаться в нескольких формах, отличающихся окраской листьев. Таким образом, обсуждаемые растения являются ничем иным, как сестрами, представляющими разные экологические расы.

Учитывая свой первый неудачный опыт акклиматизации лагенандры Меебольда в аквариуме, я внес в условия эксперимента несколько изменений. В аквариумы с обычной жесткой московской водой (kH = 12, dH = 15) высадил несколько кустиков красной формы, предварительно укоренив их в небольшие горшочки с землей. Чтобы питательный субстрат не расплылся по всей емкости, пришлось сверху присыпать его небольшим слоем обычного гравия.

Кроме этого, обе формы лагенандры были высажены в мягководный аквариум (kH = 0, dH = 6) московского аквариумиста В. Ходаковского. В этом случае растения не были укоренены. В аквариум подавался углекислый газ и регулярно вносились минеральные удобрения.

Через 5 месяцев в жесткой воде красная форма сохранила как красно-коричневую окраску листьев, так и их небольшой размер. Существенного прироста корневища также не произошло. Возможно, растение в скором времени начнет деградировать, но положительный эффект (более длительное существование в субмерсных условиях) от корневой подкормки землей уже на лицо.

meeboldii red 2

В мягкой воде обе лагенандры сформировали мощную корневую систему, размер листовых пластин значительно увеличился по сравнению с “сухопутными” экземплярами.

Зеленая форма в этих условиях растет несколько быстрее своей красной сестры. За время эксперимента корневище у нее стало ветвиться, образовав три новые точки роста. Общими же размерами куста эта лагенандра может посоревноваться со многими видами эхинодорусов.

akva

В тоже время, у красной формы изменился тон. Хотя молодой лист красный, по мере взросления у него начинают проявляться зеленые оттенки.

В целом же можно заключить, что в мягкой воде лагенандра Меебольда успешно перестраивается на питание через ткани листа и способна расти в таком аквариуме неограниченно долго.

…В печке догорает последний уголек. Пора отдохнуть и нам. Ведь следующий день опять будет полон открытий и интересных наблюдений…

 

Д. Логинов, Журнал "Аквариум" №2 за 2012 год.

Вы здесь: Главная Ароидные Ботанические сады и океанариумы Ароидные (Araceae): зимой и летом – не одним цветом